2016-01-.jpg

Кратко о себе:

 

Кто я? Художник, фотограф, дизайнер, преподаватель...

Худофотограф мутант! Девочка-маугли, воспитанная книгами, кошками и деревьями. Книги пытались разъяснить мне людей, но не слишком преуспели, зато научили плести узоры из мыслей и букв. Подобно кошкам, я до сих пор привязываюсь к местам сильнее, чем к их обитателям. Подобно деревьям, я пускаю корни.

Самый первый корешок зацепился за ядовитую Московскую почву, не нашёл достаточно пищи и пустил отростки по Подмосковью. Второй внезапно пророс далеко на север. Как так случилось, слишком долго рассказывать. Любимые сказки и мрачные мемуары, сны и дежавю сошлись в одну точку, когда я увидела объявление о туристическом походе в Хибины на Кольском полуострове и решила, что я должна там быть.

Новые друзья. Дальняя дорога. Опыт: местами, трудный, болезненный и странный, но весь – мой! Горы, прекрасные дикие горы под незакатным солнцем лета 1989 очаровали меня навсегда. Именно там тихая домашняя девочка перелиняла в художника. Я писала Хибины акварелью, а позже стала их фотографировать. Я возвращалась туда раз за разом, я приводила туда новых людей, я несла свои радость и горе на суд корявых сосен, седых камней, гуляющих по земле облаков, чтобы в молчании природы расслышать себя, а если очень-очень повезёт – Того, кто нас всех сотворил.

За годы путешествий по Хибинам, бесед с такими же очарованными, чтения всего, что попадалось под руку, я узнала немало любопытного. О саамах, коренных обитателях Кольского. Об учёных, первооткрывателях Хибин для «цивилизованного человечества». Об удивительной связи народов, людей и времён, возможного и невозможного, сбывшегося и не сбывшегося – через каменистой пятачок сорока километров диаметром… Один-единственный исторический факт: ровно век и ещё год понадобились на то, чтобы воплотить мечту Александра Евгеньевича Ферсмана, создать в Хибинах национальный парк!

Конечно, не одними Хибинами я живу и вдохновляюсь. Карелия, Белое море, чуть-чуть Урала и Сибири, родная Средняя полоса ­­— всё это можно увидеть на моих акварелях и фото. А ещё я, наконец, приняла город, в котором родилась, и открыла для себя Юг: Средиземноморье. Но эти истории пока живут внутри, ищут форму воплощения.

Раньше на этой странице было много о работе и карьере. Убрала всё в раздел Био! Здесь скажу лишь, что я — специалист очень широкого профиля, как большинство преподавателей, начавших свой трудовой путь в 90е. И просто по натуре ­«сканер», а не «дайвер». Интересуюсь всем на свете, включая свою первую специальность по диплому. В настоящее время собираю и систематизирую материалы по дизайну и стилям различных эпох, истории костюма и кроя, истории моды, субкультурным стилям, исторической костюмной реконструкции, фэнтезийному косплею.

 

О моих картинах:

Время течёт, растворяет память. Акварель растворяется, течёт по бумаге. Рождение картины — из былых впечатлений, из пятен и размывов краски — событие случайное, почти невозможное. Но всё-таки растворённое выпадает в осадок, обретает и удерживает очертания, остаётся на листе. Жизнь, живопись, чуть-чуть алхимии… Получаются пейзажи, в которых избыток воды и неба. Немного сумрачные: таков наш Север, таково моё, автора, мироощущение. Почти безлюдные: жителю мегаполиса порой ужасно хочется сбежать из толпы сестёр и братьев по суете, обвести глазами чистый окоём, услышать тишину. Поискать себя — в себе, найти и побыть с собою наедине. Вздохнуть полной грудью. Не удержать лицо, рассмеяться или заплакать: от потаённой боли или от счастья, когда как повезёт. Попереживать, пережить и успокоиться. Свести баланс между мигом и вечностью, пред ликом мироздания. Выглянуть из себя — вовне. Вернуться домой с обновлённым взглядом.

Словами выходит сбивчиво, и я не хочу — всуе. Красками мне сподручнее, я же художник. Пусть, в те реки я уже не войду: за тридцать лет они не просто утекли слишком далеко, а по нескольку раз сменили берега. Но выхваченные из потока листы что-то такое хранят… И давно уже просятся дальше, в свободный полёт, к зрителям.